КХЛ Интервью 05 Октября 2020

Илья Соловьев: что дал сезон в OHL? На меня обратили внимание энхаэловские скауты

Защитник минского «Динамо» подвел итоги хоккейного года, который он провел в «Сагино Спирит», рассказал, чему удивлялся в Северной Америке, а также поделился ожиданиями от предстоящего драфта.

- Ты провел сезон в «Cагино» и на момент остановки турнира из-за коронавируса был вторым защитником по набранным очкам (53 матча, 7+33). Что он тебе дал?

- На меня обратили внимание энхаэловские скауты. Я получил опыт – даже не столько хоккейный, сколько в бытовой жизни. Посмотрел, как живут американские игроки, как они готовятся к матчам, что делают на тренировках и после них. Это колоссальный опыт. Это другая страна, менталитет, законы. Там все другое.

- Что тебя больше всего удивило?

- Наверное, организация матчей и внутрикомандные правила. Парням по 17-18 лет, а они приходят на игру в костюмах. Я знал об этом, но, когда приехал, удивился их подходу к этому. Вроде бы какая-то мелочь, например, туфли. Но накануне каждого матча они их чистят до блеска. Фактически, как клюшку готовят перед игрой.

Ну и сами матчи. Каждый раз играешь при пяти-шести тысячах зрителей! А ведь это всего лишь юниорская лига.

- Многие белорусские хоккеисты ехали в Америку, не зная английского. А как у тебя с языком?

- В школе знал его хорошо, но потом подзабыл из-за отсутствия практики. Когда уехал за океан, пришлось учить фактически с нуля. Там другой сленг, очень много новых слов. К концу года более-менее разговаривал на английском.

- Как осваивал язык?

- Приходил к опекунам и разговаривал с ними. Какие-то непонятные слова они мне объясняли, другие записывал и переводил сам. То же самое в команде. Разговаривал с сервисменами, партнерами. Они видели, что это тяжело, но помогали. Первый месяц было сложно что-то подсказывать ребятам на льду: многих слов не знал. Иногда на автомате что-то выкрикивал на русском. Даже такое бывало.

- В какую семью ты попал?

- У меня было две семьи – до Нового года и после. В обеих чувствовал себя как дома. Надо мне поесть – они сделают покушать, нужно постирать – постирают. Убирали мою комнату. Собирался в магазин – они без всяких разговоров садились и везли меня в магазин. Не придумывали никаких отмазок. В общем, отличное отношение. Мне с ними было очень комфортно.

Я жил в маленьком городе – его население 50 тысяч. Но он разбросан на большом пространстве. Один раз попробовал дойти до магазина – шел два часа. Столько же возвращался домой. Когда пацаны в команде об этом узнали, сказали: «Илья, если тебе куда-то надо, просто напиши. Мы подвезем».

- Зарплаты в OHL небольшие?

- Я зарабатывал 500 долларов, и этого хватало. В первой семье мне все покупали. Во второй даже давали что-то с собой на выезды. Они знали: у меня только то, что они дают. Они понимали, что родители далеко, и домой съездить я не могу. Давали мне на карманные расходы, чтобы я ни в чем себе не отказывал.

- Ты сказал, что за тобой уже наблюдали энхаэловские скауты. Задрафтоваться еще надеешься?

- Посмотрим 6-7 октября. Конечно, в душе теплится надежда, - рассказал Соловьев порталу Sportarena.