CHL Событие 02 Июля 2021

Далеко не Швеция. Почему результаты импорт-драфта CHL не должны вызывать восторг

Константин Кораблев анализирует новый белорусский рекорд, который является приятным событием, однако имеет несколько «но».

Массовая вербовка белорусов в лиги CHL продолжается, агенты успешно выполняют свои обязанности.

11 человек – это действительно много для нашей страны, хоккейной программе которой ранее не удавалось регулярно производить талантов высокого уровня в нужном количестве. Молодые белорусы стали гораздо более востребованы на вершине пирамиды канадской системы подготовки, шлифовавшейся десятилетиями.

Дело очевидно сдвинулось, и лучшее тому подтверждение – результаты нашей юниорской сборной на последних чемпионатах мира. Гораздо сложнее ситуация обстоит с переходом парней во взрослый хоккей, к чему мы вернемся чуть позже.

А пока снова к юбилейному (тридцатому) импорт-драфту. В первые 24 года были выбраны 36 белорусов, в следующие шесть – 43 наших хоккеиста. На бумаге все выглядит круто, воспитанники школ из Жлобина и Витебска успешно выступали за океаном, на драфте НХЛ тоже не обходится без наших. При этом какого-то резкого скачка в результатах сборной или наводнения игроков из Беларуси в сильнейшей лиге мира мы пока не наблюдаем. В чем же проблема?

Первая и главная – в том, что здесь не стоит искать какой-либо связи. Использовать эти цифры в контексте того, что у нас подрастает хорошее поколение – изначально очень спорная затея.

Еще перед прошлым импорт-драфтом мы подкрепляли банальный тезис «попадание в команду CHL не гарантирует светлого будущего» простой статистикой: из 60 выбранных на тот момент белорусов только один дошел до НХЛ именно по «канадскому» пути. За это время добавился второй (теперь уже из 79) – Максим Сушко дебютировал за «Филадельфию».

Ключевое, что дает CHL, помимо неплохого уровня хоккея, – реклама. Из 32 белорусов, выбранных за пять лет (2016-2020), шестеро в итоге были задрафтованы клубами НХЛ. Единственный, кто попал на ярмарку за это время, минуя канадские юниорки – Егор Шарангович. Наверняка последуют его примеру Данила Климович и Дмитрий Кузьмин, но основная вина здесь лежит на пандемии. При этом Илья Соловьев или Евгений Оксентюк вряд ли были бы выбраны, если бы не провели год за океаном.

Ожидать от выбора 11 белорусов на драфте-2021 чего-то особенного точно не стоит. Особенно, если учесть специфику прошедшего мероприятия. Причем речь не только об агентском влиянии.

В среду назвали имена 85 хоккеистов, это рекорд за всю историю импорт-драфтов. Коронавирус существенно повлиял на ход ярмарки – многие клубы заново формируют бригаду иностранцев. Драфт, на котором традиционно выбирают скорее не лучших, а лучших из доступных, в 2021 году стал еще более радикальным в этом отношении.

В этом году сложность заключалась в том, чтобы следить за игроками и получить информацию от агентов о том, какие хоккеисты готовы приехать. Есть ряд игроков, подписавших профессиональные контракты в Европе из-за неопределенности с канадской границей, которая может повлиять на их способность выступать в CHL, – объяснил генменеджер «Принс-Альберта» Кертис Хант, который снова выбрал белоруса (вратаря Тихона Чайку).

Вдобавок к тому, что и раньше многие топовые проспекты из Европы оставались дома, теперь на переезд сложнее решиться и другим игрокам, которых отпугивают проблемы с пересечением границы, прививками и прочими радостями современной жизни.

Судя по словам Ханта, выбирали в первую очередь тех, кто готов перемахнуть за океан. Опять же, наша молодежь – не безоговорочно лучшая среди сверстников. Эти парни – лучшие из доступных в это странное время. По крайней мере, так их воспринимают.

Именно поэтому первый пик драфта – латвийский защитник Никс Фененко. «Недоступных» россиянина Матвея Мичкова и словака Юрая Слафковского (который продолжит играть в Финляндии) тоже выбрали, но на всякий случай, где-то во втором раунде. Высоко (под четвертым пиком) ушел еще один словак, защитник Шимон Немец, участвовавший на взрослом ЧМ в Латвии, но генменеджер «Кейп-Бретона» Жак Карье признался, что этот молодой парень должен провести следующий сезон дома. Его взяли, но на всякий случай.

На самом деле, так было всегда. Сейчас просто появился отличный повод напомнить о том, что импорт-драфт CHL не дает адекватную оценку хоккейной программе той или иной европейской страны, а скорее является индикатором проблем в ней. В тех странах, где есть сложности с переходом молодежи на взрослый уровень, вопрос оттока талантов стоит особенно остро.

Поэтому мы почти не видим на этих драфтах топовых шведских и финских проспектов. Зато есть обилие чешских, словацких и иногда российских, учитывая количество интриг у наших соседей.

При этом каждый десятый игрок НХЛ – швед, каждый двадцатый – россиянин и только каждый тридцатый – чех. Шведская федерация делает все, чтобы хоккеисты росли дома, и, похоже, у них получается.


Лучшая лига мира имеет трансферные соглашения с рядом европейских стран, которые позволяют федерациям получить неплохие деньги после того, как игрок подписал контракт с клубом НХЛ. Только в 2018 году шведы получили порядка 8 миллионов долларов от лиги – по 250 тысяч за каждого хоккеиста. Тогда Петер Форсберг рассказывал, что 95% этих денег возвращается обратно школам.

Загвоздка в том, что если бы эти хоккеисты подписали контракты после сезона в CHL, шведы не увидели бы этих денег. Основные суммы ушли бы канадским юниоркам. Стимул очевиден. И дополнительные условия договора, в которых прописано, например, что в АХЛ могут играть только шведы, выбранные в первом раунде драфта, а остальные должны перед этим провести 260 матчей дома – в помощь.

Мы, конечно, далеко не Швеция, но подобное соглашение есть и с Беларусью (его нет пока, по сути, только у России). Но за Сушко, Протаса и Колячонка в нашу страну пришла только малая часть денег, ведь они драфтовались уже из CHL.

Идеальный расклад – наличие возможности растить проспектов дома и выводить их на топ-уровень, не заставляя уезжать (или убеждать лучше, чем те, кто говорит об обратном). Тогда и болельщикам будет на кого посмотреть, и вопрос компенсации нашим школам наверняка будет решаться приятнее. В последние годы «Динамо» развернулось в нужную для этого сторону, вдохновляют прошедшие сезоны в исполнении Дмитрия Кузьмина и Виталия Пинчука в экстралиге, но о каких-то полноценных результатах говорить еще рано.


Главное, что получили в среду 11 наших парней – выбор. Какой путь окажется в итоге правильным, в большей степени зависит от них. Но еще раз хочется повторить статистику, которая должна избавить от витания в облаках – 79 белорусов, которые не выступали во взрослых лигах до канадских юниорок, провели в сумме три матча в НХЛ. Не отъезд за океан сделает сразу кого-то сильным хоккеистом, а только упорный труд. Иначе можно просто побыть массовкой для канадских талантов, которые выдержали дичайшую конкуренцию и имеют соответствующую ментальность с детства.

Здесь все же важно не количество, а качество. За всю суверенную историю у нас только три человека были выбраны в первом раунде драфта НХЛ, и ни одного с 2003 года – обновление этого рекорда было бы куда более показательным.

И, вообще, кажется, что эта новость о молодежном хоккее гораздо интереснее, чем результаты прошедшего импорт-драфта. И уж точно гораздо важнее.

Текст: Константин Кораблев